Психолог наркологического отделения ПНД, руководитель реабилитационного центра сегодня Дмитрий Виноградов, ранее был наркозависимым. В 13 лет он попробовал курить марихуану, в 18 укололся. У него за плечами - 9-летний опыт употребления инъекционных наркотиков, а в 27 лет он уехал в реабилитационный центр. Сейчас – у него уже 14 лет трезвости. Именно поэтому его опыт может оказаться бесценным для того, кто сегодня пытается вырваться из объятий дурмана.

Оценка ситуации вКривом Роге глазами опытного потребителя наркотиков

 

По словам Дмитрия, визуально - хуже не стало.

 

«Если посмотреть на улице, то внешне наркоманов больше нестало, просто сам наркоман «переквалифицировался». Если раньше, в 90-х - начале2000-х, наркоман - это что-то такое страшное, «обдолбанное», которое стоит науглу и «втыкает», то сейчас на наркосцене опиум уже немного отходит. Т.е. еслион раньше доминировал, то сейчас распространяются психотропные наркотики -амфетамин и составляющие. А там внешне так просто и не определишь», - говоритДмитрий.

 

Недавно Дмитрию довелось провести экскурсию для 17-летнегопарня, употребляющего психотропные наркотики, в наркологическое отделение ПНД иреабилитационный центр. С такой просьбой к нему обратились родители парня.Таким образом, в очередной раз довелось убедиться, что эта категориянаркозависимых визуально не отличается от обычных людей.

 

«Психотропный наркотик внешне так не уродует человека какопиумный, который воздействовал на душу. Т.е. психически человек оставалсянормальным (относительно - память, мышление… Внимание, естественно,рассеивалось, но, во всяком случае, его нельзя было назвать психическибольным). А вот у того, кто употребляет современные психотропные наркотики,происходят отклонения на уровне мозга. Я бы сказал, что в таких случаяхвозникает тонкая грань между наркологией и психиатрией. А ребят, поступающих внаркологическое отделение с наркотической интоксикацией, через определенноевремя переводят в психиатрическое, где уже лечат не наркоманию, а психическиеотклонения на почве психотропных наркотиков», - отмечает Дмитрий Виноградов.

 

В общем же ситуацию по городу он описывает так: «Кривой Рогкак удерживал первенство в регионе, так и остается, но наркоманы изменились.Они «омолодились» и перешли на синтетический наркотик. Если раньше вреабилитационном центре 90% клиентов были те, кто употреблял опиум, то сейчасэто соотношение 50Х50».

 

Как наркотикпоявляется в жизни человека

 

«Первый раз я попробовал наркотик в 1995 году, мне тогдабыло 18 лет. Поздновато, многие раньше начинают. На моих глазах друзья ужескололись и стали очень «некрасивыми» ребятами, но я думал, что смогу этоконтролировать. У меня было два друга и мы договорились, что если кого-то изнас будет заносить, то двое других его поддержат, вытянут. Но получилось,конечно же, наоборот – стоило одному захотеть и мы его поддерживали в егожелании. Такие заигрывания с наркотиком длились год-два, а потом плотноприсел», - делится свои опытом Дмитрий.

 

Он уже более 14 лет не употребляет наркотики и все это времяпомогает таким же, как когда-то был сам. Многолетний опыт наблюдений и изученияпроблемы позволил ему сделать вывод, что тяга к наркотикам, преимущественно,имеет корни в детстве, в семье, в дисфункциях – детской, семейной… Ощущениевнутренней ущербности, пустоты, заниженная самооценка подталкивают подростка ктому, чтобы как-то вырваться из этого мира. Как утверждает Виноградов, причина- в психо-социальных факторах:

 

«Наркотики - как компенсация. Наверное, все видели фильм«Маска»? Главный герой – скромный, застенчивый парень, банковский служащий. Ана самом деле ему хотелось храбрости, веселья, производить на окружающихвпечатление, быть звездой и центром внимания. И когда он надевал маску, тостановился таким, как хотел. Примерно так можно описать действие наркотика. Этоподтверждается и моим собственным опытом - наркотик был восполнением моихвнутренних потребностей, позволял мне быть раскрепощенным, коммуникабельным,решительным - т.е. таким, каким я хотел быть, но в реальной жизни не был».

 

Предотвратить можно ивыздороветь тоже

 

По мнению Дмитрия Виноградова, рядом с подросткомобязательно должен быть человек, который «похлопает парня в 12 лет по плечу искажет: «Ты хороший. Ты мужественный и крепкий…».

 

Если же ребенок не получит такой поддержки от отца (матери,старшего брата) он может искать ее у других – в различных компаниях. Он может начатьэксперименты, чтобы привести свой внутренний мир в равновесие со своимижеланиями и потребностями, искать то, что позволяло бы ему и внешне проявлятьсятаким, каким он стремится быть.

 

«Сейчас я имею свободу и отношения с Богом. Можно сказать,что все, что я пытался восполнять наркотиками, я восполнил отношениями с Богом.Теперь Он для меня – источник мира, радости и адекватной самооценки. Поэтому яне пью, не курю, не колюсь… Не потому, что мне нельзя – я просто утратил в этомпотребность», - подчеркивает криворожанин и добавляет - Для того, чтобывыздоравливать, обретать свободу у зависимого человека должен появитьсяальтернативный источник воодушевления, который по силе не уступает наркотику».

 

Или – или:обстоятельства как аргумент

 

На вопрос может ли угробленное здоровье стать длянаркозависимого аргументом в пользу кардинальных изменений в жизни, ДмитрийВиноградов отвечает, что «наркоманы не очень обращают внимание на состояниездоровья – для них это не причина». По его мнению, здоровье может быть важнодля единиц из них.

 

Сейчас он советует родителям, которые ищут помощи в центререабилитации, «отпустить ситуацию», «позволить наступить в жизни их сына(дочери) всей полноте последствий от образа жизни наркозависимого». Если жеизменить жизнь своего ребенка хотят родители, а сам наркозависимый «не созрел»для этого, ни лечение, ни реабилитация не помогут. Т.е. обстоятельства должныне «подтолкнуть», а буквально «вытолкнуть», «выбросить» к началу нового пути.

 

Но при этом необходимо помнить, что «отпустить ситуацию»,«отстраниться» – не значит удалиться, уйти из жизни близкого человека.Напротив, в момент мотивационного кризиса он должен точно знать, что у негоесть к кому обратиться за помощью, его поддержат.

 

Обстоятельства, заставившие Дмитрия Виноградова изменитьсвою жизнь, имели криминальный характер.

 

 «…Я вел криминальный образ жизни и очередные неприятности вынуждали меня покинутьгород. Раньше в подобных ситуациях я уезжал во Владивосток, на Урал – кродственникам. Но к тому времени уже никто не рад был меня видеть и принимать.Поэтому, когда вновь возникла необходимость скрыться, то реабилитационный центрв Краматорске был единственным местом, где меня готовы были принять и помочь.Т.е. если бы у меня еще было, куда пятиться, я бы, наверное, пятился. Но простоуже не было, куда идти.

 

Сидя тот раз в Дзержинском райотделе, я понимал, что теперьуже у меня один путь - в тюрьму. Я шел к этой цели? и я к ней пришел. Надосказать, что к тому времени я уже слышал о Боге и знал, что он помогаетнаркоманам. А в камере райотдела кто-то написал краской на двери: «Иисус рядом»или «Иисус помогает», словом, что-то вдохновляющее о Боге.

 

Мысленно я обратился к Богу: «Господь, если меня отпустят,то я еду на реабцентр и посвящаю жизнь Тебе».

 

Когда меня повезли в суд, чтобы получить санкцию на арест,судья отказала в этом правоохранителям, поскольку документы были оформленынеправильно. И меня отпустили со словами: «Придешь в понедельник…».

 

Я не знаю, что произошло - раньше "по подозрению"больше времени в полиции проводил, а тут уже очевидное преступление и меняотпускают! Я тут же уехал из города – в реабилитационный центр.

 

Вот так именно неблагополучные обстоятельства вынудили менячто-то делать, чтобы избавиться от зависимости. И большинство ребят принимаютподобные решения уже в условиях, когда обстоятельства буквально «подпирают».

 

Реабилитация

 

«Отдышавшись в реабцентре, когда я встретился с Богом ирешил, что буду вести честную и правильную жизнь, я вернулся. Ведь чтобыпрошлое не тяготило, с ним нужно разобраться», - говорит Дмитрий Виноградов.

 

По его словам, в конце прошлого века в Кривом Роге не былореабилитационного центра для наркозависимых. Существовавшие же в других городахреабцентры были, преимущественно, христианскими. Дмитрий знал, что такой центресть в Славянске. Именно туда он отправился, не дожидаясь ареста. Но славянскийреабцентр был переполнен пациентами, поэтому криворожанина направили во вновьоткрытый реабцентр Краматорска. Так Дмитрий Виноградов стал пятым по счетупациентом.

 

По его словам в процессе реабилитации тогда использовалисьдва средства – Библия и лопата, а помогали в реабилитации и руководили центромна волонтерских началах такие же как и он ребята, но уже излечившиеся отнаркозависимости как от недуга.

 

«Если меня сейчас позовут на какой-то симпозиум и спросят –как это случилось? Отвечу – я не знаю. Вот так вот взял Бог, пришел в мою жизньи перевернул все внутри меня, так сказать, произошла трансформация сознания. Тампридумывать особо нечего было! Ты просто берешь Божьи заповеди и начинаешьделать их прикладными к своей жизни, а не просто смотришь, как на красивыйтрафарет, висящий у многих на стене», - отмечает Виноградов.

 

Он говорит, что, придя к Богу, перестал колоться, воровать,обманывать – портить свою жизнь и жизнь людей, которые его окружали. Но главное- он научился радоваться жизни.

 

Открытиереабилитационного центра в Кривом Роге

 

В начале 2008 года опросили помочь открыть реабилитационныйцентр при церкви «Дом Хлеба» в Кривом Роге. Тогда уже мой пастор в Краматорскесказал: «Тебе и ехать. Ты переживаниями всегда в Кривом Роге, любишь роднойгород, давай». И я поехал с семьей – женой и ребенком», - рассказывает Дмитрий.

 

Для реабцентра нашелся дом в Латовке под Кривым Рогом.Скорее даже, не дом, а коробка – без окон и дверей. Но главное, здесь былакрыша и эта крыша не текла. Мало - помалу Дмитрий с друзьями начали отстраиватьэтот дом под реабилитационный центр.

 

«На сегодня в Кривом Роге у нас уже два центра, в которыхтрудятся наши выпускники. Сегодня реабцентр - это духовно-психологическаяпрограмма, основополагающими в которой являются духовные принципы. Нашапрограмма направлена на то, чтобы был возрожден дух, чтобы у человека появилисьвнутренние силы, внутренние ресурсы противостоять наркотику. А со временем,конечно, это должно вылиться в измененный характер. Над такими изменениямитакже приходится работать, ведь наркотики деформирует характер человека.Эгоизм, предубежденность, нечестность и другие черты – часто приобретенныедефекты, с которыми человеку, желающему изменить свою жизнь, необходимопроститься», - говорит криворожанин.

 

12 шагов косуществлению желания

 

Работа с человеческим характером невозможна без специальныхзнаний и умений. Связав свою жизнь с работой в реабилитационном центре, ДмитрийВиноградов получил соответствующее образование.

 

Еще после школы он поступил в горный институт, откуда былотчислен с 5-го курса. Сейчас ему кажется, что если бы тогда окончил горный,вряд ли бы работал по специальности - не его это было – образование радидиплома. Спустя 12 лет, уже после реабилитации, и занимаясь реабилитациейдругих, он восстановился в КНУ (горный, объединенный с педуниверситетом), авосстановившись, перевелся на 2-й курс психолого-педагогического факультетапединститута на специальность «практическая психология». Так, помимо жизненногоопыта, Дмитрий получил диплом практического психолога.

 

«Должен отметить, что психология для меня стала эмпирическойбазой, которая позволяет идентифицировать проблему, назвать ее по имени,вскрыть причины - почему человек стал наркоманом, какие дисфункции необходимоликвидировать? Причем моя роль в этом процессе вспомогательная. Идентифицироватьпроблему – да, этим занимается психолог, но помочь наркоману – не в силахквалифицированного психолога», - утверждает Виноградов.

 

На вопрос корреспондента 0564, кто и как может помочьнаркозависимому излечиться, он отметил:

 

«Первое условие – необходимо желание самого наркомана. Невсе хотят прекратить употреблять наркотики. Раньше я думал, что все хотят,оказывается не все. Т.е. человек должен возненавидеть наркотик, внутреннесогласиться с тем, что наркомания – это не приговор и хотеть от этогоизбавиться.

 

Второе – обратиться за помощью к квалифицированным людям(психологу, консультанту, выздоравливающему наркоману (тому, кто справился, ктознает этот путь) и к Богу.

 

Далее - полное послушание, полное погружение в программу.Ведь если в реабцентре полгода просидеть, извините,«с дулей в кармане», тоничего не изменится.

 

Проблема, которую предстоит решать на следующем этапе,которую я увидел и в наших христианских центрах, связана с тем, о чем я ужеговорил – с необходимостью работы над характером. Многие ребята в ходереабилитации обретают свободу, у них пропадает тяга к наркотику, но если дальшечеловек не работает над своим характером, не занимается тем, чтобы изменитьсвой характер, он возвращается к прошлому. Ты можешь не быть активнымпотребителем наркотиков, но если у тебя поведение наркомана - изворотливость,лукавство, вранье, лень, безответственность, это проявление болезни. И тогдаэто вопрос времени, когда ты начнешь активно употреблять».

 

В процессе реабилитации Дмитрий и его друзья используютизвестную 12 шаговую программу. По его словам, это универсальная модель дляэффективного лечения зависимостей разных типов. Ее результативность ужепроверена на практике целым рядом центров помощи при наркомании, алкоголизме идругих типах зависимостей. По этой программе работают давно, она быларазработана еще в 30-х годах прошлого века в США и напрямую связана с групповойтерапией – известная во всем мире методика лечения различных зависимостей черезсамоанализ, групповую терапию (впервые ее внедрили для группы «анонимныхалкоголиков»).

 

«Есть еще психокоррекционная работа, когнитивно-поведенческаятерапия. Этим занимаются профессионалы. Но, повторюсь, в жизни частосупер-профессионал, занимающийся психокоррекцией или когнитивно-поведенческойтерапией, имеет худшие результаты, чем любительская 12-шаговая программа –волонтерская, работающая по принципу «равный – равному». Здесь ребята, которыеизлечились, выздоровели, делятся своим опытом выздоровления. В этой жепрограмме они обращаются к высшей силе – к Богу, как к чему-то абстрактному иэфемерному, находящемуся за пределами человеческого понимания, но как-то этоработает - сам не знаю как. Я понимаю, когда помогает реальный Бог, ИисусХристос, а как помогает «нечто»? Не знаю. Возможно это объясняется так, чточеловек, поверив в что-то высшее, обретает новые силы и ресурсы для того чтобысправиться с зависимостью», - объясняет Виноградов.

 

Сколько процентовнаркозависимых людей в силах освободиться от зависимости?

 

Дмитрий Виноградов:

 

"Могут все, но не все готовы прилагать к этому усилия.Медицина дает 2-4% (это когда просто предоставляется медикаментозная помощь).

 

Но мы как-то разговаривали с ребятами, которые трудятся вразных концепциях помощи наркозависимости, как у них пвыходит, просто получивмедикаментозную помощь, не употреблять, и пришли к выводу, что у таких людей ине было наркомании как болезни. Ведь если они после нескольких капельниц взялисебя в руки, значит у них просто была дурная привычка, а не болезнь.

 

Среди тех, кто проходит реабилитацию в центрах, - среднийпоказатель 10-15%, в хорошем центре – 25-35%. Я даже слышал, что в Польше естькакой-то реабцентр, где 70%. Не был у них, но, возможно такой центр и есть.Думаю, нормальный реабцентр процентов 30 дает, имею в виду - на выходе. Кпримеру, со 100 человек, приехавших в течение года в реабцентр на реабилитацию,30 выходит излечившимися – это хороший показатель. Если же отследить их далее,то из этих 30-ти, вероятно до 20 – 25 человек может продолжить жить в свободе.Остальные начинают снова возвращаться в прошлое.

 

Для успеха важно наличие в твоей жизни чего-то, что составиттвой внутренний стержень. К примеру, для меня – это отношения с Богом, длякого-то это групповые встречи с такими же, как сам, или еще что-то".

 

Наркомана от меняотделяет 14 лет трезвости, меня от наркомана – один укол

 

 «Наркотик размоетлюбые фундаменты, любое основание, просто это вопрос времени», - предупреждаетнаш собеседник.

 

Согласно концепции 12-шаговой программы, о которойговорилось выше, даже если ты 14 – 15 – 20… лет не употребляешь наркотики, тывсе-равно остаешься наркоманом, но выздоравливающим (в ремиссии). Второй виднаркоманов - в рецидиве (употребляющие).

 

« Не совсем согласен с данным утверждением, хотя и понимаю,почему так говорят. Я не наркоман с 14- летней ремиссией и не «бывший». Да, яупотреблял наркотики и не скрываю этого, но я не «бывший». Бывший наркоман –это ассоциации с прошлым, а я избавлен от моего прошлого! И даже, если, яявляюсь заложником моего прошлого, это заставляет мою жизнь мерять и вести себяпо более высоким стандартам. Я не могу идти на компромиссы со своими дефектамихарактера, я не могу оставаться эгоистичным, лживым и лукавым, безответственным,я не могу оставаться в обидах и т.д. Приходиться работать со своим внутренниммиром, и это выводит тебя на другой уровень мировосприятия. Может немногопафосно звучит, но это так. Тем более речь не идет об употреблении любыхвеществ, меняющих сознание. Подумав о том, что теперь я в безопасности, я могуупасть обратно. Ведь дистанция между употребляющим наркоманом и мной 14 лет, ау меня с ним - 1 укол.

 

По этой причине Дмитрий характеризует свободу от пагубногопристрастия не как главную цель. Наркомания и алкоголизм – это последствиявнутренних нарушений. Именно с ним и идет основная работа. Он определяет своенынешнее состояние другими словами.

 

«У меня нет потребности в том, чтобы употреблять наркотики.Я не борюсь каждый день с желанием принять наркотик, у меня просто нет такогожелания, соответственно, и борьбы с самим собой. Мне не приходится себясдерживать», - говорит наш собеседник.

 

 

- Плюс к этому у меня есть еще здоровый «страх Божий». Этоне боязнь Бога или поражения, это больше вопрос отношений с Ним.

 

Сейчас Дмитрий Виноградов продолжает трудиться психологом вПНД. Вместе с друзьями они отремонтировали часть помещения диспансера(кабинеты, коридор), где вскоре откроется государственный реабилитационныйцентр. По словам Дмитрия, это будет один из нескольких государственныхреабцентров в Украине.

 

Уверены, что его история очень важна – как для тех, кого ещетолько «змий» провоцирует к шагу, за которым уже будет совсем иная реальность,так и для тех, кто сегодня близок к осознанию своей зависимости и готовприложить усилия к тому, чтобы от нее избавиться. История Дмитрия показывает,что вырваться из «порочного заколдованного круга» можно даже в неблагоприятныхобщественных и социальных условиях, стоит только очень захотеть и понять, чтоопределяющий этап реабилитации – это ежедневная работа над своим характером.

 

Дмитрий готовпомогать тому, кто действительно нуждается и желает помощи. Для них он оставилсвой контакт: +38 096 238 3366.

 

Полный материал можно прочесть здесь.